ГлавнаяИстория монастыряФотогалереяКонтактыНам нужна помощь
 
  История монастыря  
Наши новости
О монастыре
Монашество
Богослужения
Акафист Смоленской иконе Богоматери
Дом милосердия
Скиты и подворья монастыря


 Предыстория мужского Житенного монастыря

Жизнь мужского Житенного монастыря - это история длиною в три столетия. Череда бесконечных испытаний, стремление выжить в нелегкое время, сохранить первозданный облик святости и преданности Богу сопровождает обитель с начала ее основания, которое, согласно летописи, было положено в 1716 году.

   Мужской Житенный монастырь получил свое название благодаря одному из островов озера Селигер. С древних времен на этом острове находились житницы, куда управление Патриаршего двора ссыпало хлебные запасы, собиравшиеся с жителей города Кличен, который располагался поблизости, на острове Кличен. На острове Житном уже тогда была построена первая церковь. Однако после литовского разорения, пришедшегося на XIV-XV века, эта церковь была сожжена, и только место, где она стояла, оставалось в памяти осташковских жителей и слыло под названием "Старого церковища".

   В XV веке Осташков уже был обнесен земляным валом и деревянными стенами, что по древнему обыкновению давало ему право называться городом. Однако эта первая крепость была разрушена  во время польско-литовского нашествия в начале XVII века. В 1626 году построили новую, но и она простояла недолго. В 1651 году царем Алексеем Михайловичем было дано распоряжение построить третью по счету крепость, но в 1676 она подверглась пожару. Последняя была восстановлена по просьбе жителей города через два года. Она просуществовала до 1711 года, после очередного пожара ее больше не возобновляли.

   Сами осташковцы, не обращая внимание на указы, продолжали заботиться о церкви и благоустраивать ее. После создания нового, дополненного, иконостаса они попросили в Санкт-Петербурге у местоблюстителя патриаршего престола, Рязанского митрополита Стефана разрешение на освящение церкви. Митрополит сразу дал свое согласие, но, несмотря на это, процесс освящения храма шел очень медленно. Проблема состояла в том, что селижаровский игумен Нифонт, которому было предписано совершить данный обряд, поначалу обещал, но потом отказался от своих намерений, побоявшись преосвященного Игнатия. Тогда, по новому прошению земских старост Осташковских слобод Власа Елецкого и Леонтия Терехова, указом от 28 октября 1719 года освящение было предписано произвести священнику Харитону Григорьеву из погоста Полнова Новгородского уезда. После освящения церкви, согласно указу епископа Игнатия, священника Леонтия Иванова все же постригли и вместе с другими монахами с острова удалили.

   Крепость имела четверо ворот, трое из которых выходили на озеро, а одни вели в город "по сухому пути". Этот проезд находился с южной стороны Осташкова и назывался Главным. На стенах крепости стояло 16 башен, самой основной была Большая городская башня, через которую проходила "проезжая дорога". На этой башне находилась особо чтимая Смоленская икона Божьей Матери Одигитрии, которая благодатно покровительствовала городу, особенно в бедственные времена. Эта икона считалась небесной покровительницей Осташкова. После пожара в крепости в 1711 году, истребившего все сооружение, икону нашли в пепле абсолютно невредимой, и лишь незначительные ожоги напоминали о произошедшем. Осташковцы очень дорожили своей святыней, и для нее было решено построить часовню на Главной улице, близ того места, где она находилась прежде.

   В начале XVIII столетия город Осташков состоял из двух слобод: слободы Патриаршей, в которой жили крестьяне, находившиеся в вотчинном управлении Патриарха Московского и всея Руси, и слободы Иосифовской, в которой жили вотчинные крестьяне Волоколамского Иосифова монастыря. Для того, чтобы добиться разрешения на строительство часовни, жители двух слобод отправили в Благочиние патриарших церковных дел своих доверенных представителей Василия Архипова Стебакова и Феодора Шмикена. 25 октября 1715 года был издан указ о возведении деревянной часовни. Однако в 1716 году, когда часовня уже строилась, у жителей Осташкова появилась идея построить для иконы церковь, тем более что особых затрат на это не требовалось, нужно было просто сделать небольшие надстройки. Месторасположение церкви было определено на Житном острове, где когда-то стояла небольшая церквушка.

   Итак, посоветовавшись между собой, горожане подали в Патриарший казенный приказ челобитную о разрешении поставить на острове Житном церковь в честь Смоленской иконы Богоматери. Дело это было непростым, так как в России с 1716 года запрещалось строительство церквей "сверх потребы". А в Осташкове уже было два больших собора, построенных в конце XVII века, - Воскресенская церковь Знаменского монастыря и Троицкая церковь. Но, вероятно, крестьяне Патриаршей слободы, проживающие рядом с Казенным приказом, могли знать туда "доступы", что естественным образом облегчало их задачу.

   Это задание было поручено крестьянину Иосифовской слободы Фоме Афанасьеву Макарову, который имел дом близ строившейся часовни. Ему вызвался помогать вдовый священник осташковской Воскресенской церкви Леонтий Иванов. С 1503 года и вплоть до царствования Екатерины II вдовым священникам запрещалось священнодействовать, и Леонтий Иванов искренне надеялся, что после возведения церкви на острове со временем появится и монастырь, где, приняв пострижение, в новом сане иеромонаха, он сможет вернуться к прежним обязанностям служителя церкви. 19 марта 1716 года управитель Духовных дел Ржевского уезда, селижаровский игумен Иоаким прислал в Осташков на имя старосты осташковского Троицкого собора Климента Мокиева "Указную память", в которой согласно прошению жителей города, разрешалось "строившуюся в Осташкове, на Главной улице, в честь иконы Пресвятой Богородицы Одигитрии, часовню перенести на Житенный остров, поставить ее там на старом церковном месте, или церковище, прирубить к ней с восточной стороны алтарь, с западной трапезу и сделать верх, как и у прочих церквей, и по построении внести в нее упомянутую икону".

   Благодаря усердным стараниям жителей Осташкова церковь быстро строилась и благоустраивалась. Когда, наконец, она была готова, священник Леонтий построил себе близ нее келью и стал там проживать. Постепенно к новому храму стали приходить монахи из разных монастырей, которые, как и Леонтий, селились рядом и вели церковную службу. Эти поселения и положили начало мужской обители на Житном острове озера Селигер.

Становление святой обители

   После возведения церкви в честь Смоленской иконы Божьей матери, а также "самовольного" появления монашеской общины на Житном острове монастырь не раз сталкивался с серьезными "затруднительными обстоятельствами", грозившими его упразднением.

   В начале 1719 года на кафедру митрополита Крутицкого вступил Суздальский епископ Игнатий, с правом заведовать Патриаршим казенным приказом и духовными делами Патриаршей области, к которой принадлежал тогда и Осташков. Епископ, узнав о самовольном устройстве монастыря, издал письменное постановление об упразднении на Житном не только монастыря, но и церкви: "Новопостроенную церковь разобрать и со всем имуществом отдать или в Знаменский монастырь, или в Пелагеину пустынь, смотря по тому, которого из этих монастырей игуменья с сестрами будут бить челом; вдового попа Леонтия Иванова, который вместо крестьянина Фомы Макарова к челобитной его прикладывал руку, сыскать и постричь в монахи в Ниловой пустыни, и держать его там под крепким началом; пришлых монахов с острова (выселить и отправить) по своим их обещаниям (там, где они прежде жили), чтоб от них мирским людям соблазну и расколу не было".

   После указа игуменья осташковского Знаменского монастыря Неонила подала челобитную, в которой просила отдать Житенную церковь к ним в монастырь. Их церковь в честь усекновения главы святого Иоанна Предтечи была очень ветхой, а для строительства новой не хватало средств. Таким образом, 10 апреля 1719 года Патриаршим приказом было издано постановление, в соответствии с которым церковь на Житном острове переходила во владение Знаменского монастыря. Однако в действительности этого так и не произошло. После нескольких попыток разобрать церковь игуменья Неонила отказалась от нее и больше по этому  вопросу в Приказ не обращалась.

   Сами осташковцы, не обращая  внимание на указы, продолжали заботиться о церкви и благоустраивать ее.

       

 После создания нового дополненного иконостаса они попросили в Санкт-Петербурге у местоблюстителя патриаршего престола, Рязанского митрополита Стефана разрешение на освящение церкви. Митрополит сразу дал свое согласие, но несмотря на это, процесс освящения храма шел очень медленно. Проблема состояла в том, что селижаровский игумен Нифонт, которому было предписано совершить данный обряд, поначалу обещал, но потом отказался от своих намерений, побоявшись преосвященного Игнатия. Тогда,  по новому прошению земских старост Осташковских слобод Власа Елецкого и Леонтия Терехова, указом от 28 октября 1719 года освящение было предписано произвести священнику Харитону Григорьеву из погоста Полнова Новгородского уезда. После освящения церкви, согласно указу епископа Игнатия, священника Леонтия Иванова все же постригли и вместе с другими монахами с острова удалили.

   Однако определенно говорить об упразднении монастыря вряд ли возможно. По документам за 1724 год на острове Житном числилась и церковь с прежним освящением, совершенным в 1719 году, и колокольня, и монастырь с новым, лучшим иконостасом. А по данным ведомостей о монашествующих, бельцах и послушниках, на тот момент в монастыре насчитывалось десять человек. Вероятно, монахи постепенно возвращались на остров, продолжая сохранять и поддерживать деятельность обители.

   Вскоре после первого указа об упразднении монастыря в 1719 году, в 1724 году на основании Положения регламента от Духовного правления вышло второе повеление об упразднении. Здесь речь шла уже обо всех малобратственных обителях и пустынях, которые необходимо было объединить с большими монастырями. Чтобы спасти мужской Житенный монастырь от закрытия игумен Макарий послал челобитную в Московскую духовную Дикастерию об оставлении церкви и Житенного монастыря. Для того, чтобы проверить, в каком состоянии находится эта обитель, Дикастерия обратилась к Управителю духовных дел Ржевского уезда селижаровскому игумену Нифонту. К нему был послан указ, где говорилось о том, что если при церкви нет жителей, то ее нужно разобрать и со всем имуществом отправить в Троицкий Селижаровский монастырь, а если есть, то обратить ее в приходскую и оставить всю необходимую утварь. Когда осташковские жители узнали об этом, они испугались, что могут лишиться не только церкви, но и почитаемой ими иконы Смоленской Божьей Матери. В итоге, во главе со старостой Иосифовской слободы Капом Фокиным они подали прошение игумену Нифонту, в котором просили не забирать у них икону и сделать церковь приходской. Но игумен наотрез отказался помогать, сославшись на то, что моста между островом и городом нет, селиться жителям там ни к чему, а монахи хоть и живут там, но испытывают великую нужду. Однако жители города решили бороться своими силами и любой ценой добиться своей цели.

   13 августа 1724 года в монастырь приехали Комиссар земских дел Лазарь Козлов и управитель Осташковской синодальной слободы Федор Никифоров Рогозин. Они пришли в келью к игумену и попросили его отслужить в церкви молебен храмовой иконе Пресвятой Богородице. Игумен согласился. Войдя в церковь и облачившись в святую рясу, он начал отправлять молебное чтение. В это время в церковь зашли приказчик Иосифовской слободы Наум Ефимов, староста Карп Фокин, крестьяне Игнатий Уткин, Леон Терехов, Еремей Соловьев, Андрей Фокин и многие другие; всего было 50 человек. Когда игумен закончил пение и, разоблачившись, вышел из алтаря, крестьянин Игнатий Уткин с товарищами стал просить, чтобы он отдал образ Богородицы для всенощного пения и молебнов в городе. Настоятель монастыря отказался. Тогда они взяли икону, самовольно вынесли ее из церкви и увезли в Воскресенскую церковь. Испугавшись, игумен написал донесение в Московскую духовную Дикастерию и просил произвести законный суд над Игнатием Уткиным. Чтобы уладить ситуацию, земские старосты Григорий Фомин и Карп Фокин поехали в Москву и подали в Дискатерию челобитную, которую подписало 76 человек. Чуть позже к ним присоединились еще 39 человек. Они просили переделать церковь на Житном острове в приходскую и не забирать из нее утварь, а что касается священника с причетниками, то они обязались содержать их сами. Убедившись в том, что жители хотят взять не только церковь, но и монастырь на свое содержание, Дикастария дала свое согласие. Однако монастырь все же был упразднен, но только на незначительное время. В 1727 году вышел указ, в котором говорилось, что все маловотчинные и безвотчинные монастыри, содержащие себя сами, не ликвидируются и монахи могут вернуться обратно.

   С этого времени жизнь осташковского мужского Житенного монастыря потихоньку стала налаживаться. Никаких значительных событий, грозящих закрытием обители, больше не происходило, что позволяло настоятелю и братии спокойно совершать Богослужение. Жизнь их протекала тихо и размеренно, тем более что Житенный монастырь никогда не был особо посещаемым. Женщины из города приходили сюда в церковь редко и лишь по воскресеньям, так как в основном они посещали собор Знаменского женского монастыря.

         

   Единственным исключением для всех было 28 июля (по новому стилю 10 августа) – праздник Смоленской иконы Богоматери Одигитрии. Это было действительно значимое событие для всех горожан. В этот день из всех городских церквей Осташкова отправлялся крестный ход, который стекался к Житному острову, где, таким образом, собирался народ со всего города и уезда. В течение последующих двух-трех дней в Осташкове проходило самое большое и парадное гулянье. По традиции, на это торжество девушки и замужние женщины надевали самые лучшие новые или старинные наряды и украшения, передававшиеся порой через поколения.

   Судьба монастыря в ХХ веке. Возрождение обители.

   ХХ век стал нелегким испытанием для осташковского мужского Житенного монастыря. С приходом к власти большевиков началось повальное закрытие обителей с последующим их разорением. Еще в июне 1917 года уездный съезд крестьянских депутатов вынес постановление о передаче всех земель в ведение земского комитета. Были реквизированы земли и покосы, принадлежавшие Житенному монастырю. После закрытия обители в 1929 году там был открыт молочный завод. Все помещения были переделаны под кабинеты, цехи и склады, и лишь купола храмов напоминали о том, что здесь когда-то был монастырь. Большая часть утвари и икон была разграблена, и лишь чудом сохранившаяся икона Смоленской Богоматери Одигитрии XVII века была найдена одной из прихожанок храма Житенного монастыря.

  

        

   Осташковский  Житенный монастырь был открыт 17 июля 2002 года, в день памяти царственных мучеников, по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора и Священного Синода.

 

   

       



Новости
O нашем монастыре



подробнее
Все новости

НАШ АДРЕС:
172750, Тверская область, г. Осташков, полуостров Житное, д.3
Тел.: 8 (48235) 5-61-41
E-mail: jitnoe2002@rambler.ru

© Богородицкий монастырь.2009


сколько стоит справка из психдиспансера

создание сайта студия - ПланетАрт